Карта сайта

Геннадий Котельников: «Баллы есть, а знаний нет»

Геннадий Котельников: «Баллы есть, а знаний нет»

 

Ректор СамГМУ - об итогах приемной кампании и качестве образования нынешних абитуриентов

 

Итоги приемной кампании стали одной из главных тем, обсуждавшихся на заседании совета ректоров вузов Самарской области.

Каковыми они стали для СамГМУ? Почему при повышении среднего балла ЕГЭ качество подготовки школьников становится только хуже? Может ли новая схема утверждения ректора аэрокосмического университета коснуться и других вузов Самарской области? На эти и другие вопросы «СО» ответил председатель регионального совета ректоров, ректор СамГМУ, академик РАМН Геннадий Котельников

 

- Как вы оцениваете в этом году итоги приемной кампании в медицинский университет? Насколько они отличаются от результатов других региональных медицинских вузов?

 

- Пока еще рано говорить о качестве приемной кампании. Все вузы разные, и образовательные услуги они предоставляют различные. Когда абитуриент идет поступать в высшую школу, и он, и его родители должны понимать, что требования везде одинаковыми быть не могут - к примеру, один вуз на очень хорошем счету, а  другое высшее учебное заведение по качеству образования ему уступает. Например, МГУ всегда занимал лидирующие места, входил в первую десятку лучших вузов России, и я не верю, что сегодня МГУ в международных рейтингах переместился на много сотен мест ниже. В рейтинги верить не стоит. Ректор МГУ Виктор Антонович Садовничий рассказывал, как потратил полтора месяца на то, чтобы выяснить у составителей всевозможных рейтингов критерии оценки качества МГУ. Он специально организовывал встречи с журналистами, отвечал на вопросы. Вуз сместили по очень необъективным причинам, об этом знают все. В этом, безусловно, есть и политическая составляющая. Поэтому для нас важен показатель увеличения проходного балла, а не данные рейтингов. В прошлом году проходной балл составлял 170-180 баллов, в этом - 190.

 

- Чем можно объяснить такой резкий рост баллов ЕГЭ?

 

- К сожалению, ответить однозначно очень сложно. Конечно, так просто плюс 20 баллов не могло появиться либо учителя по-особенному преподавать стали, либо ученики усваивают информацию лучше, либо условия изменились. Одно дело 3-7 баллов, а тут целых 20 (!). Такая тенденция прослеживается не только в Самарской области, но и в других регионах. Приходится констатировать, что плюс 20 баллов есть, а знаний нет. Сейчас абитуриенты стали менее подготовленными, менее мотивированными к получению качественного высшего образования. Я не понимаю, почему такое отношение к образованию. Если ты высококвалифицированный специалист в своей профессиональной сфере деятельности, то и зарплата у тебя будет соответствующая если же ты специалист среднего уровня, то и денег у тебя будет меньше. Стимул очевиден, но, видимо, не для нынешних абитуриентов и студентов. Я долго думал и не мог ответить себе на этот вопрос, но для медицинских вузов причина одна.

 

- Какая?

- После подписания нашей высшей школой Болонского соглашения мы вынуждены не просто перестроить и модифицировать привычный российскому образованию учебный процесс - мы должны его организовать совсем иначе. Люди, закончившие медвузы 10-20 лет назад, получали совсем иные навыки и умения. Для выпускников давно минувших лет было важно иметь за плечами немалый опыт практики - умение оперировать, к примеру. Были выпускники, которые за годы обучения в университете провели 400 (!) операций. Виктор Пирогов, например, сделал 800 операций. А сейчас по новой методологии, связанной с Болонским соглашением, мы не можем предоставить такие условия для практики. Сегодня не только студент, но и врач с дипломом на руках может выполнять только первые 20 пунктов практических навыков, которые у него есть, а оперировать самостоятельно ему нельзя. Отсюда и нежелание улучшать свои умения, практики нет, опыта тоже, а, значит, высококлассных специалистов по пальцам пересчитать можно.

 

- Сегодня как никогда важен и актуален диалог высшей школы, чиновников и бизнеса, в том числе и в лице Союза работодателей, чтобы вместе искать решение вопрос дефицита кадров, проблем и пробелов высшего образования. Как сегодня построен этот диалог в нашем регионе? Каким образом можно добиться ускорения в решении этих вопросов?

 

- Проблема действительно есть, она стоит остро, и ее нужно решать. Работодатели в большинстве своем не могут просто-напросто сказать, кто им нужен, в каких специалистах есть нужда. В советское время из 100 человек выпускников школ 9 получали медали, а в вузы поступали только 4. А сейчас весь городской класс идет в вузы, кадровый рынок переполнен.

 

- В минувшую среду состоялось очередное заседание совета ректоров вузов Самарской области, в повестку которого входил вопрос о новой системе выборов ректора СГАУ им. С.П. Королева. Почему именно СГАУ?

 

- СГАУ - университет с особыми компетенциями. Он вошел в список 15 вузов, претендующих в число 100 лучших вузов мира. Это громадная ответственность, поэтому надо решать множество новых вопросов. В том числе и выборы ректора будут проходить иначе. Новая система выборов ректора позволит более полно и четко выявить потребности вуза, соответствие кандидатов на этот пост, их компетентность. Будет создан специальный наблюдательный совет, который будет состоять из ведущих ученых, проректоров по научной деятельности университета, представителей предприятий, с которыми сотрудничает вуз (ГНПРКЦ «ЦСКБ-Прогресс», ОАО «Кузнецов» и др.), представителей правительства области. Рекомендовать на должность ректора будет именно только этот специально созданный совет. Изменится устав вуза, согласно которому появляется возможность приглашения на работу в университет на ведущие кафедры специалистов из-за рубежа.

 

- Такая схема избрания ректора применима только к авиационному университету, или других профилирующих вузов также может коснуться?

 

- Теоретически она может появиться и в других вузах. Но тогда этим вузам придется работать в том же режиме, что и аэрокосмический. Если вузы хотят конкурировать со СГАУ, они должны достичь такого же уровня и тех же компетенций. Возьмем, к примеру, вопрос проживания студентов в общежитиях. В основном общежития большинства самарских высших школ - советский фонд, где не идет речи даже о технологической составляющей (беспроводном Интернете, например). В «аэрокосе» же это хорошие, светлые и просторные комнаты с Интернетом - как для российских студентов, так и для иностранцев.

 

- Как вы считаете, в медицинском университете есть смысл вводить такую систему избрания ректора?

 

- СамГМУ такой совет не нужен. Все организационные вопросы мы прекрасно можем решать с министром здравоохранения Самарской области Геннадием Гридасовым напрямую. Ректора же вуза избирают в соответствии с Положением о выборах.

 

- В ноябре станут известны результаты мониторинга российских вузов, проведенного Минобрнауки в августе - сентябре этого года. Насколько верно, на ваш взгляд,  давать оценку эффективности работы вузов целиком? Быть может, было бы эффективнее оценивать работу факультетов и отсеивать их посредством выделения или невыделения им бюджетных мест? Не получается ли, что, оценивая весь вуз, чиновники определяют лишь «среднюю температуру по больнице»?

 

- Могу сказать, что редакция российского журнала «Аккредитация в образовании» проводит ежегодный конкурс «Лучшие образовательные программы инновационной России», где как раз сравниваются программы специальностей, бакалавриата, магистратуры, т.е. практически по однородным факультетам. Этот проект достаточно популярен, активно голосуют и студенты, и преподаватели, и работодатели, т.е. оценка получается довольно объективная.

 

- Анализ контрольных цифр приема на бюджет в 2013-2014 гг.  показал, что в Самаре не представлены такие специальности, как медицинская биохимия, биофизика и медицинская кибернетика. Будут ли они востребованы в регионе? Представлены ли они в рамках коммерческой формы обучения?

- В СамГМУ действительно эти специальности не лицензированы, поэтому и приема на них нет. Очень уж данные направления узкие, последующее трудоустройство пока возможно в ограниченном числе крупных исследовательских или лечебно-диагностических центров. Поэтому центральные вузы (МГУ им. М.В. Ломоносова, РНИМУ им. Н.И. Пирогова в Москве) такие специальности имеют, и тем самым обеспечивают себе немалый спрос. Можно предположить, что развитие медицины будущего должно выявить потребность в таких специалистах, и если мы это почувствуем, то и факультеты откроем.

- В целом по России были урезаны бюджетные места на фармацевтику, например. Как обстоят дела у нас в Самаре с этой специальностью?

- В СамГМУ число зачисленных на места очной формы подготовки по специальности «фармация» в 2013 году уменьшилось с 40 до 36 человек, что касается внебюджетной формы, то там число принятых не уменьшилось. Опять-таки, большинство выпускников-фармацевтов трудоустраиваются в частные структуры, а учатся за счет бюджета. Это очень несправедливо нужно, чтобы фармкомпании или другие заинтересованные стороны компенсировали затраты на обучение, тогда и они были бы заинтересованы в результате обучения такого студента, планируя взять его к себе в качестве специалиста. Поэтому в уменьшении числа бюджетных мест по этой специальности нет совершенно ничего страшного и ущемляющего интересы граждан.

 

По материалам газеты «Самарское Обозрение»